О доказывании налоговым органом фиктивного документооборота с микропредприятием

Приходится констатировать, что налоговые органы совершенно не считаются со спецификой и особенностями деятельности микропредприятий, в том числе в рамках договорных отношений с более крупными субъектами экономической деятельности.

Обращает на себя внимание арбитражное разбирательство по делу № А76-4195/2018 между челябинскими налоговой, АО и ИП .

Налоговые органы совершенно не считаются со спецификой и особенностями деятельности микропредприятий, в том числе  в рамках договорных отношений с более крупными субъектами экономической деятельности. Обращает на себя внимание арбитражное разбирательство по делу № А76-4195/2018 между челябинскими налоговой, АО и ИП

Микропредприятия, выступающие в роли фактических посредников между производителями (крупными оптовиками) и конечными покупателями, могут столкнуться с претензиями налоговых органов в рамках проведения налоговой проверки их контрагента, относящегося к субъектам среднего или крупного бизнеса

В качестве примера можно привести Решение Челябинского арбитражного суда по делу № А76-4195/2018 от 16.08.2018 года о налоговом споре по заявлению Акционерного общества «Уралметпром» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 17 по Челябинской области при участии Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области и индивидуального предпринимателя Борисовой Ольги Владимировны.

В рамках обжалования "Уралметпромом" в суде решения налогового органа о доначислении налогов, пени и штрафов, возник вопрос о реальности деятельности его контрагента ИП Борисовой О. В., относящейся к категории "".

Представители налоговой инспекции настаивали на том, что между акционерным обществом и ИП был сформирован фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

    В подтверждение своих утверждений, представители налогового органа обращали внимание суда на следующие установленные факты:
  • у ИП отсутствует сайт с информацией о коммерческой деятельности;
  • вход в систему "Клиент-банк" (e'bank) осуществлялась ИП с IP-адреса, идентичного IP-адресу, используемому акционерным обществом для выхода в сеть интернет;
  • с расчетного счета ИП в банке денежные средства снимались представителями акционерного общества;
  • ранее ИП сама работала в акционерном обществе по трудовому договору (до регистрации в качестве ИП);
  • ИП осуществляет свою деятельность без привлечения наемного труда работников по трудовым договорам;
  • у ИП полностью отсутствуют материальные ресурсы, транспортные средства, другое имущество для осуществления экономической деятельности.
  • поставка товара осуществлялась силами акционерного общества,, без участия самого ИП;
  • занижение акционерным обществом продажной цены для ИП (минимальная наценка) при одновременно повышенной наценке на товары конечному покупателю (максимальная наценка), реализованных от имени ИП;
  • сведения о доходах ИП не предоставлялись в налоговый орган за предыдущие налоговые периоды, а по представленным налоговым декларациям за более поздние периоды выяснилось, что доля расходов составляет в среднем 95-97% по НДФЛ и НДС.

По мнению налогового органа, ИП была введена в цепочку финансово-хозяйственной деятельности акционерного общества с целью занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций. И, таким образом, была использована банальная схема с участием ИП, направленная исключительно на уменьшение налоговых обязательств акционерного общества.

Конечно, подозрения налогового органа по этим фактам вполне обоснованные и справедливые, но достаточные ли они для вынесения решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за налоговое правонарушение?

    Со стороны акционерного общества были приведены в суде следующие доводы относительно взаимоотношений с ИП:
  • АО – не единственный поставщик у ИП, при этом ИП имеет свою базу покупателей, в том числе вне территории России, которым осуществляется поставка товара;
  • положительная репутация ИП на рынке;
  • долговременное и продуктивное сотрудничество с ИП;
  • ИП полностью раскрылась перед налоговым органом по способам поиска покупателей, механизмам согласования объемов и способов оплаты поставок, а также по оформлению исходящих документов, подтверждающих исполнение договорных обязательств по поставкам;
  • ИП самостоятельно приезжала в офис акционерного общества для подписания договоров и первичных учетных документов к ним.

Арбитражный суд признал недействительным правоприменительный акт налогового органа о доначислении налогов, пени и штрафов акционерному обществу.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В рассматриваемом случае, сами по себе установленные налоговым органом обстоятельства не подтверждают направленности действий заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды.

Все дальнейшие действия спорных контрагентов и иных лиц с полученными от заявителя денежными средствами, в том числе, не исчисление и не перечисление налогов в бюджет, перечисление денежных средств на счета иных организаций и физических лиц не могут быть проконтролированы заявителем и не могут вменяться ему в вину, а также служить основанием для его привлечения к налоговой ответственности.

...налоговый орган наделен полномочиями лишь по проверке реальности заявленных хозяйственных операций и соблюдения порядка их документального оформления, а также связи с осуществляемой предпринимательской деятельности, при этом хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (ст. 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Кроме того, налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности.

Арбитражный суд принял во внимание доводы акционерного общества относительно реальности самого ИП как контрагента и операций с ним и посчитал недоказанным со стороны налогового органа наличие фиктивного документооборота между ИП и акционерным обществом, так как доказана дальнейшая реализация товара покупателям, все необходимые документы оформлены в соответствии с законом.

Довод инспекции об искусственном введении заявителем в цепочку взаимоотношений ИП Борисовой О.В. неоснователен, поскольку возможность прямых хозяйственных отношений сама по себе не исключает возможность налогоплательщика приобретать товар через посреднические организации на более выгодных условиях в части стоимости, оплаты продукции, сроков ее отгрузки, наличия клиентской базы и т.д.

Довод инспекции об отсутствии у ИП собственной воли в совершении сделок по приобретению и реализации товара не принимается, поскольку данное лицо осуществлю взаимоотношения с иными контрагентами...

Невозможность реального осуществления ИП Борисовой О.В. финансово-хозяйственных операций налоговым органом не доказана.

При этом, для организаций-перепродавцов, которой является указанный контрагент, в целях осуществления финансово-хозяйственной деятельности не требуется, ни наличие основных средств, ни наличие существенного количества персонала.

Кроме того, отсутствие в штате организации необходимого количества работников не может служить основанием для вывода о невозможности выполнения данным лицом своих обязательств с учетом наличия у него возможности привлечения работников на договорной основе (гражданско-правового характера) либо без надлежащего оформления, что налоговым органом не опровергнуто.

Прозрачность и логичность осуществления предпринимательской деятельности при условии наличия экономического результата (прибыли) – вот залог успешности в случае отстаивания своей позиции в арбитражном суде по налоговым спорам.


От себя отметим, что встраивание малого и микробизнеса в цепочку добавленной стоимости среднего и крупного бизнеса - сейчас это одна из немногих возможностей выживания малого и микробизнеса.

Соответственно, сотрудничество крупного и среднего бизнеса с малым и микробизнесом не является условием и основанием для налоговых претензий в получении необоснованной налоговой выгоды, особенно если не доказана аффилированность и взаимозависимость субъектов предпринимательской деятельности.

Другие публикации на эту тему: