Предложения для людей и бизнеса

Четыре налоговых спора, ввязываться в которые стало слишком опасно

налоговые претензии

Никто из хозяйствующих субъектов не застрахован от налоговых претензий и, как следствие, от возможных споров с налоговым органом.

Однако, обжалуя то или иное решение налогового органа, следует принимать во внимание некоторые нюансы налогового законодательства и сложившейся практики налогового администрирования.

По сделкам с однодневками

Самые частые претензии, в спорах по сделкам с фирмами-однодневками, относятся к расходам и вычетам.

Организация приобретает товары, работы, услуги. Инспекторы обвиняют ее в том, что работает с контрагентом-однодневкой и снимают расходы и вычеты НДС.

Второй вид претензий — компанию обвиняют в наличии прямых связей с производителем, а не с однодневкой, которая выступала в сделке посредником. Здесь претензии предъявляют не ко всей сумме расходов, а к той части, которая осталась на посредниках-однодневках.

Третья претензия относится не к расходам компании, а к доходам.

Продавец реализует товар. Налоговые инспекторы признают покупателя недобросовестной фирмой скрывающей налоги.

На этом основании делают вывод, что сделка фиктивная. Проверяющие говорят налогоплательщику: вы получили деньги, но это не выручка от реализации, а ваш внереализационный доход.

Чтобы убедиться в реальности сделки, инспекторы захотят увидеть покупателя, который действительно приобрел продукцию. Иначе налоговый орган не позволит налогоплательщику признать в расходах, проведённых в бухгалтерском учёте, прямые затраты, связанные с изготовлением или реализацией этого товара. Ловкость рук — и налогоплательщик лишается расходов, но доходы при этом остаются.

Что сейчас доказывать в налоговых спорах по однодневкам?

Доказывайте реальность сделки. Уже недостаточно, как раньше, показать договор, акт, счет-фактуру. Соберите доказательства, которые могут подтвердить третьи лица, независимые от продавца и покупателя.

Например, накладные перевозчиков, документы с пропускных пунктов, охранных предприятий, складов. Такие доказательства более убедительны и для налоговиков, и в дальнейшем для арбитражного суда.

Убедите инспекторов, что сделку исполнил контрагент, с которым компания заключила договор.

Сейчас налоговики делают акцент не только на реальность покупки товара, но и на реальность приобретения товара у конкретного лица.

Если в результате контрольных мероприятий налоговики увидели, что продавец не имел возможности реализовать этот товар, они посчитают сделку фикцией. Поэтому покупателю потребуется собрать доказательства, что у продавца были ресурсы на поставку данного товара.

Будьте готовы доказывать, что ваша компания не контролирует продавца. А оплата за товары, которую вы перечислили продавцу, не возвращалась в вашу организацию. Налоговики обращают внимание не только на аффилированность, но и на любые другие связи с контрагентом.

Например, руководитель или сотрудник продавца — бывший коллега, сосед или друг вашего руководства. Кроме этого инспекторов заинтересует экономическая подконтрольность контрагента. Например, когда у контрагента изначально не было собственных средств, истории по осуществлению предпринимательской деятельности, а ваша компания этот бизнес проавансировала.

Есть простой способ убедить налоговиков, что поставщик не зависит от вашей компании. Вы вправе ознакомиться с доказательствами, которые собрали налоговики против вашей компании. Используйте эту информацию в свою пользу.

Ознакомьтесь с банковскими выписками контрагента. Из них можно сделать вывод, с какими контрагентами проходили основные обороты по счету. Вероятнее всего, найдете одну или несколько компаний, с которыми преимущественно работал ваш поставщик. По таким косвенным выводам можно определить, кому подконтролен ваш поставщик. Обратите на это внимание проверяющих.

Даже если вы доказали, что компания вам неподконтрольна, нужно представить доказательства проявления вами должной осмотрительности по сделкам до 19 августа 2017 года.

Устав, балансы, учредительный договор и прочее уже никого не убедят в том, что компания тщательно подбирала контрагента. Это прошлый век. Достаточно устойчиво суды провозглашают идею о том, что налогоплательщик должен представить доказательства проявления своей коммерческой осмотрительности.

Если вы пытаетесь приобретать сырье для производства основного товара, под который у вас есть уже заказ, вы заинтересованы в том, чтобы это сырье было качественным и поставлено в срок. От этого зависит ваш контракт с другим контрагентом. Поэтому суды считают, что добросовестный налогоплательщик не станет подписывать договор с первым встречным. Вначале он проверит деловую репутацию, изучит, обладает ли контрагент достаточным персоналом, какие у него отношения с клиентами.

Поэтому лучше сохранить историю подбора поставщика: среди кого вы выбирали, каким образом. Понятно, что на практике чаще всего никаких доказательств не сохраняется. Тогда единственным спасением будут свидетели, информация о том, с кем и как они контактировали. Если все это представить не удается, шансы выиграть спор с налоговиками значительно снижаются.


Что касается проверок, назначенных после 19 августа 2017 года, с ними еще сложнее. Налоговики говорят: теперь по статье 54.1 Налогового кодекса нам достаточно доказать, что у вашего контрагента не было ресурсов, он не мог самостоятельно исполнить сделку. Значит, компаниям сейчас потребуется доказывать не только должную осмотрительность, но и тот факт, что поставщик сам исполнил сделку.

По дроблению бизнеса

Основное обвинение налоговой — несколько компаний действуют как одна организация. А значит, регистрация нескольких компаний вместо одной лишь формальность. Дальше дело техники: инспекторы доказывают, что все организации по сути единый организм.

Самый важный признак, который налоговики проверят в первую очередь, — это самостоятельность компаний. Например, есть магазин и его руководитель — директор магазина. Конечно, персонал на допросе скажет, что подчиняется директору. Но есть и другие свидетели — те, которые уволились и имеют зуб на бывшего работодателя. Они могут сказать налоговому инспектору все, что тот хочет услышать.

Кроме того, с большой вероятностью налоговики пойдут к директору магазина и спросят, кому подчиняется он. Может выясниться, что тот принимает решения только в отношении закупок, даже не ассортимента, а просто поддержания его количества. Получается, что руководитель сам подчиняется другому лицу в некой компании, которая, например, оказывает бухгалтерские или управленческие услуги. Налоговики это воспримут как ограниченную компетенцию. Только в тех ситуациях, когда налогоплательщикам удается доказать, что у компании были самостоятельные полномочия, есть хорошие шансы выиграть дело.

Еще один признак дробления — способ распределения выручки. Допустим, создаем бизнес по оптовой продаже. У компаний разные рынки сбыта, например по территории или потребителю. В первом сценарии выручка, которую получают два собственника бизнеса, не делится, в другом — делится. Вторая ситуация, когда происходит распределение выручки в адрес владельцев, увеличивает шансы на выигрыш в такой категории споров.

Особняком в этой категории стоят споры, где бизнесом управляет семья. К примеру, муж обслуживает один регион, а жена — другой. Если удается доказать, что в действительности муж и жена не одна сатана, тогда шанс на выигрыш спора увеличивается. К сожалению, в жизни не всегда удается доказать эти обстоятельства. Иногда потому, что это не так, а иногда по той причине, что не успели собрать необходимые доказательства.

О фактическом получателе доходов

Сейчас достаточно много споров по сделкам с иностранными компаниями. Налоговики целенаправленно отрабатывают эту тему. Притом даже не всегда рассчитывают на большие суммы. Этот тренд в 2019 году будет наверняка продолжаться.

Прежде всего это касается трансграничных сделок. Когда налогоплательщик выплачивает дивиденды, допустим кипрской компании, перечисляет роялти, проценты по займу или оплату за услуги. Когда есть факт таких трансграничных сделок, есть вероятность возникновения спора о том, является ли компания — получатель этой суммы компанией-однодневкой.

Налоговики с легкостью получают информацию от иностранных коллег о том, какой офис у компании, какое количество персонала, какая компетенция, какие решения они имеют право принимать. Это несложно, информационное пространство сейчас достаточно открытое. Налоговый орган доказывает, что с другой стороны была компания-однодневка, без полномочий и персонала, и деньги транзитом передавались в другую страну. В результате инспекторы делают вывод, что налогоплательщик должен был удержать налог в полном объеме при выплате этого дохода. В некоторых случаях им даже удается доказать, что сделки с иностранной компанией носили фиктивный характер. Тогда у российской компании снимают расходы.

По внутригрупповым сделкам

К внутригрупповым сделкам налоговики тоже особенно внимательны. Такая ситуация: компания получает заем от учредителя и выплачивает проценты. Казалось бы, что тут страшного. Но есть риск, что налоговики переквалифицируют платежи в дивиденды. А выплата дивидендов не относится к расходам. Значит, заемщик не сможет отразить в расходах уплаченные проценты. Эта категория споров носит достаточно распространенный характер.

Еще один сегодняшний тренд — претензии к управленческим услугам внутри группы, если видна зависимость между участниками или подконтрольность. Также у налоговиков сейчас повышенный интерес к роялти, ноу-хау и другим затратам.







vrn-buh.ru - сайт для предпринимателей и самозанятых
info@vrn-buh.ru
2020

Публикации на этом сайте составляются на основе обзора открытых (общедоступных) источников информации с целью расширения способов удовлетворения потребностей человека в получении специализированной информации, знаний и профессиональных компетенций