Пленум Верховного суда РФ запрещает судьям заключать граждан под стражу необоснованно

На заседании Пленума Верховного суда РФ, состоявшемся еще 24 мая 2016 года, принято постановление о внесении уточнения в разъяснения законодательства по вопросам применения к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения, как заключение под стражу.


О заключении под стражу

На Пленуме Верховного суда РФ была выражена серьезная обеспокоенность числом арестов российских граждан, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, которое неуклонно растет и превысило в 2015 году уже 140 тысяч случаев.

Также растет количество ходатайств, удовлетворенных судами, о продлении содержания подозреваемых под стражей.

Такая ситуация складывается несмотря на то, что Верховный суд РФ неоднократно ориентировал суды на применение заключения под стражу, как исключительной меры пресечения.

Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что решение о заключении обвиняемого под стражу должно быть подкреплено не только наличием у следователя сведений о причастности конкретного лица к совершенному преступлению, но и собственной оценкой судьей представленных доказательств.

"Оставление без проверки и оценки обоснованности представленных следствием сведений влечет отмену судебного решения о заключении лица под стражу".

Только небольшая часть вынесенных судьями решений о заключении под стражу соответствует всем требованиям закона. Закон требует от судей указывать в своем постановлении конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял решение об избрании такой меры пресечения как заключение человека под стражу.

К сожалению, судьи зачастую лишь ссылаются на наличие у следствия достаточных сведений о причастности лица к преступлению, не проверяя обоснованности возникших подозрений.

Пленум принял положение о том, что при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса РФ, для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу не могут быть избраны также и иные меры пресечения.


По материалам Пленума Верховного суда РФ от 24.05.2016 года